Ситуация вокруг Ирана накаляется. Россия отходит в сторону


Cитуация с Ираном все более накаляется, что, как правомерно утверждают большинство политологов, подталкивает мир к новой глобальной войне. Понимая это, несколько стран, в первую очередь, Ирак, Кувейт, Оман, Швейцария и Япония предпринимают попытки стать посредниками в урегулировании напряженности между Ираном и США. Но стороны конфликта услуги посредников принимать не хотят и в переговорах тоже, в принципе, не видят смысла.

Во всяком случае, президент Ирана Хасан Роухани заявляет, что сейчас «совсем не время для переговоров, а время для сопротивления и стойкости», и даже, похоже, гордиться тем, что США уже восемь раз официально предлагали Тегерану начать переговоры, но иранцы отказывались.

Хасан Роухани

А президент США Дональд Трамп на словах, казалось бы, призывает Иран попытаться путем переговоров прийти к взаимно приемлемому решению, однако при этом угрожает перейти к военным действиям и в подтверждение решимости Белого дома стягивает к границам ИРИ наземные и морские силы.

«Иран – это то место, которое было чрезвычайно враждебным, когда я впервые пришел к власти. Он участвовал в 14 военных операциях, включая Йемен, Сирию и другие. Он поддерживал терроризм во многих местах. Он был террористической страной номер один в мире и, возможно, остается ею сейчас. Он спонсировал терроризм», – твердит Трамп, называя заключенный при Бараке Обаме в 2015 году Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе «ужасной сделкой, потому что она была краткосрочной». И главной своей задачей сегодня по отношению к Тегерану Вашингтон видит в том, чтобы не допустить появления у него ядерного оружия.

Трамп

Понятно, что рассчитывать в скором времени на какие-либо договоренности при таком обмене «любезностями» вряд ли приходиться. В то время как лидеры многих стран призывают стороны конфликта сесть за стол переговоров, США и Тегеран демонстрируют непримиримость и вовсю готовятся к войне.

Свою лепту в попытки уговорить стороны сделать хоть какие-то шаги навстречу друг другу внес и президент России Владимир Путин. «На мой взгляд, – сказал он, – лучше вернуться к нормальному диалогу. Например, я заметил, что президент Трамп недавно написал в сетях, что он в принципе готов к встречам и переговорам со своим иранским коллегой, с президентом Ирана. Это можно только приветствовать».

Путин

Но в Иране несправедливо считают Россию неискренней, приветствуя переговоры между Ираном и США. Бывший просол Ирана в СССР Нейматулла Изади в интервью иранской газете «Дипломаси-е Ирани» отметил, что Россия, как и любая другая страна, в контексте глобальной политики, особенно в таких чувствительных ситуациях, как противостояние между ИРИ и США, принимает во внимание в первую очередь свои собственные интересы.

«Более того, необходимо также учесть разницу между положением РФ, с одной стороны, и Ирака, Кувейта, Омана, Швейцарии и Японии с другой стороны. Россия, в отличие от этих стран, более могущественна и является одной из двух (помимо США) мировых держав, обладающих военной мощью. Неудивительно, что вмешательство РФ в любые международные вопросы вызывает резкую реакцию со стороны США, особенно, когда речь идет о таких чувствительных темах, как ирано-американское противостояние. Более того, неясно, есть ли у РФ столько потенциала и сил, чтобы войти в серьезное противостояние с США по какому-либо поводу. Кроме того, американская сторона не проявила никакого интереса к возможному посредничеству Москвы в отношениях между Вашингтоном и Тегераном. Это означает, что потенциал России в данном контексте Соединенными Штатами не был принят во внимание. В подобной ситуации, пока международное сообщество не попросит Москву стать посредником, Кремль в этом направлении никаких шагов не предпримет. В целом после Исламской революции, в течении последних сорока лет Тегеран не получал значительной помощи ни от СССР, ни от России. Хотя СССР сыграл значительную роль в урегулировании Кашмирского кризиса, Москва не захотела использовать свои дипломатические возможности для того, чтобы остановить атаку Ирака на Иран», – заявил Изади.

По мнению дипломата, Москва держится от Тегерана на расстоянии и предлагает учесть «еще одно обстоятельство».

«Россия всегда была частью Европы. Если вы у русских детей спросите, кто такой Фирдоуси они вам затруднятся ответить, а вот Хемингуэя и Драйзера они все знают. Кроме того, проживающие в России мусульмане сунниты, и их симпатии тоже явно не на стороне Ирана, поэтому нам не стоит ожидать  от Москвы смелых шагов», – уверен бывший посол, подчеркивая, что вести с американцами переговоры на данном этапе рискованно. 

Иранский политолог Шуайб Бахман также предостерегает соотечественников от переговоров с США и перечисляет причины, по которым следует от них воздержаться. Это «пренебрежение Соединенными Штатами интересов Ирана на прошлых переговорах; невыполнение ими своих обязательств по выполнению любого двустороннего и международного соглашения; жадность и односторонность действий Америки в двусторонних и международных переговорах; явное стремление Вашингтона сменить режим в ИРИ».

Белый дом, уверен Бахман, придумал двойную игру. С одной стороны США угрожают ИРИ применением экономических санкций и отправляют свой морской флот и авиацию на Ближний Восток, говоря с Тегераном языком угроз, а с другой – американцы что-то говорят о переговорах и обещают улучшить экономическую ситуацию в Исламской Республике Иран.

«Все это хитрая игра Вашингтона. Но там забыли, что нашей дипломатии тысяча лет, а их – только триста и мы за свою историю много чего повидали», – сказал политолог haqqin.az.

В свою очередь, российский политолог-востоковед Михаил Магид не исключает, что на каком-то этапе иранский режим ради самосохранения все же вступит в переговоры с США. «У иранцев все плохо с технологиями, у них за последние годы нет серьезных научных открытий в области İT-технологий, все производство еще осталось с шахского времени. Они пошли на ядерную сделку именно потому, что рассчитывали на западные инвестиции в свою экономику, на новые технологии, которые позволят им развивать главную для них экспортную отрасль – нефтяную. И отмена ядерной сделки наносит по их экономике страшный удар. Но при этом полного коллапса не будет, потому что Тегеран научился выживать в условиях санкций. Они смогут продолжать продавать за рубеж часть своей нефти, но экспорт упадет в два раза. Я не уверен, что Иран сумеет и этот удар пережить, в долгосрочной перспективе. Однако все это не значит, что режим в Тегеране падет сразу же. Он сможет еще существовать достаточно долго, но – находясь в критическом состоянии. Технологии развиваются чуть ли не каждый день, а Иран уже не успевает за ними. Кроме того, народ Ирана не совсем как северокорейцы, поэтому иранский режим нутром чувствует, что его эпохе приходит конец, и чтобы как-то продлить свое существование на каком-то этапе они могут пойти на переговоры», -резюмировал политолог.