У Путина нет рычагов, чтобы долго противостоять США – американский политолог о ситуации в Сирии и Украине


По мнению эксперта по странам Ближнего Востока Рамиса Юнуса, Кремль будет продолжать вкладывать средства в сирийскую кампанию

О том, почему Турция начала наземную операцию на севере Сирии, каковы интересы основных региональных и мировых сил в регионе, и как сирийская авантюра Путина должна была помочь России выйти из-под санкций из-за действий в Украине, в интервью сайту „Сегодня“ рассказал Рамис Юнус, политолог из США, эксперт по странам Ближнего Востока.

FB_IMG_1512966828550.jpg

– Турецкая армия начала наземное наступление против курдских формирований в районе Африна на севере Сирии. Чем это мотивировано и что будут делать другие игроки, которые участвуют, так или иначе, в сирийской войне?

  • Однозначного ответа на это вопрос нет, так как в Сирии переплелись интересы ведущих стран региона и мира: региональные силы – Турция, Саудовская Аравия, Иран, большие страны – США и Россия.

Начало Турцией военных действий в приграничной зоне логично вытекает из результатов, которые имеют место быть на данный момент в сирийском противостоянии. До того, как Россия вмешалась, была одна ситуация, после – другая. Турция после российского вмешательства тоже изменила свою политику. Поэтому сначала нужно сделать анализ того, что произошло, потом нам станут понятны действия президента Эрдогана.

Первое: Сирии как единого государства уже нет. Она разделена приблизительно на четыре части. Одна территория подконтрольна Башару Асаду и России – территория Дамаска, Алеппо, районы вокруг российской базы в Тартус. Другая часть контролируется Ираном, который также активно поддерживает Асада. Есть территория, контролируемая сирийской оппозицией, которую поддерживают США. Поэтому в ближайшее время ждать мирного решения сирийской проблемы не стоит, так как мы видим диаметрально противоположенные интересы у всех сторон, вовлеченных в конфликт.

Второе: Турция после вмешательства России в военный конфликт поменяла свое поведение. Она теперь координирует свои действия не так с США, как с Россией. И последнее наступление турецкой армии на территории Сирии, где в большинстве своем живут сирийские курды, было согласовано с Кремлем. И как мы видим, Россия не вмешивается в это, хотя у России всегда были нормальные отношения с курдами.

– Какие цели Турции?

  • Как вы, наверное, знаете, в приграничной зоне с Ираком и Сирией живет порядка 20 млн курдов – граждан Турции. Другая часть курдов живет со стороны Ирака и Сирии, и все они вот уже много лет стремятся к созданию своего государства.

Напомню, что во время конфликта с Саддамом Хусейном, США и их союзники поддерживали курдов в борьбе с ним, но Турция при этом к этому всегда относилась с осторожностью. Сегодня Турция также не приемлет Башара Асада, и поэтому частенько закрывает глаза на то, что курды воюют против Асада, но для Анкары, наряду со свержением сирийского диктатора, очень важной является безопасность своих границ и невозможность создания независимого курдского государства на границе с Турцией. За последние 30 с лишним лет противостояния с Рабочей Партией Курдистана, созданной при активном участии КГБ СССР, турки потеряли около 40 тысяч солдат, и поэтому, учитывая важность вопроса и принесенные жертвы, Турция никогда не позволит создать независимый Курдистан.

– Почему США поддерживают курдов в Сирии?

  • Так как в Сирии против Башара Асада воюют курды, а не британские, американские или турецкие солдаты, США их всегда и поддерживали как финансами, так и оружием. Турция всегда очень осторожно на это смотрела, опасаясь, чтобы все это потом не перешло бы на территорию Турции. Поэтому Турция регулярно и проводит военные операции. Это же не первая военная операция Турции на своих границах. Анкара уже их проводила как на территории Ирака, так и Сирии. И будет проводить военные операции всегда, кто бы не находился у власти в Анкаре, так как это главный государственный приоритет Турции. Так было еще задолго до прихода к власти Эрдогана. Для общественности Турции вопрос независимого Курдистана – это очень болезненный вопрос. Поэтому Турция хочет создать вдоль своих границ безопасную буферную зону, на всем протяжении, где живут как сирийские курды, так и иракские. Это многолетняя политика Турции, которая была до Эрдогана, и будет после него.

Я очень критически отношусь к президенту Эрдогану и его авторитарной политике, которую он проводит в последние годы, особенно касательно его действий внутри Турции, направленных на ущемление демократии и основных свобод граждан, чем всегда гордилось турецкое общество. Но то, что сегодня происходит на границах с Турцией, является государственной проблемой этой страны долгие годы и турецкое общество в вопросе создания независимого Курдистана на границах с Турцией в массе своей едино – они все против этого. Поэтому Турция и пошла на превентивные меры, чтобы обезопасить себя от будущих проблем.

Турецкая боевая техника у сирийской границы. Фото: AFP

– США долгое время добивались ослабления влияния ИГИЛ, курды помогли, но может ли курдско-турецкий конфликт помочь ИГИЛ восстановиться в Сирии?

  • Думаю, что в этом регионе тема ИГИЛ постепенно исчезает. Тут нужно изучить весь процесс, чтобы понять что такое „Аль-Каида“, а потом и ИГИЛ. Напомню, что весь этот процесс начался с того момента как Советский Союз вторгся в Афганистан в 1979 году. Тогда на деньги США было создано вооруженное сопротивление – моджахеды. Кстати, Усама бен Ладен был одним из участников этого сопротивления. Моджахеды достаточно успешно воевали против СССР благодаря поддержке Пакистана и Запада.

И хотя СССР положил много жизней в Афганистане, но советским солдатам все-таки пришлось оттуда уйти. Потом к власти в Афганистане пришел „Талибан“. Позже, многие из тех, кто воевал в Афганистане, появились на территории Чечни, а уже после – в Сирии и Ираке появилось „Исламское государство“. Кстати, поэтому среди полевых командиров много граждан России. Это часто выходцы с Северного Кавказа, среди которых много чеченцев и других русскоговорящих командиров. Все эти люди и оказались в рядах ИГИЛ после того, как Россия смогла стабилизировать ситуацию в Чечне, сначала сравняв эту территорию с землей, а потом переманив на свою сторону некоторых лидеров чеченского сопротивления во главе с Ахмадом Кадыровым, отцом нынешнего руководителя Чечни. Однако сегодня ИГИЛ уже не нужен никому; ни США, ни Ирану, ни России, ни Саудовской Аравии. Хотя, особенно, в Саудовской Аравии, среди ваххабитов, и в России у ИГИЛ много связей. Как говорится: „Мавр сделал свое дело, мавр может уйти“.

– Куда перейдут те игиловцы, которые остались в Сирии?

  • У ИГИЛ не так и много сил. Дело в том, что в свое время ИГИЛ захватывал территории не очень большими силами. Просто игиловцы воспользовались хаосом и никто им там особо и не сопротивлялся. У Башара Асада не было таких возможностей, так как он с трудом удерживал Дамаск, а Россия вмешалась в этот конфликт поздно и вмешалась напрямую тогда, когда нужно было отвлечь внимание цивилизованного мира от российской агрессии в отношении Украины. И уже через сирийскую проблему Кремль пытается влиять на США и Евросоюз, чтобы выйти из-под санкций, введенных Западом, после российской аннексии Крыма и развязанной Москвой войны на юго-востоке Украины. Где они могут дальше проявиться? Не знаю, может быть, в Мьянме, где есть неурегулированный конфликт.

Рамис Юнус

– Какие перспективы там у Кремля?

  • Конечно, Россия будет продолжать вкладывать туда ресурсы, и она будет это делать ровно столько, насколько у нее хватит средств. Но такая политика не имеет перспективы, учитывая экономическое состояние России, особенно после введенных санкций и падающих цен на нефть. Сегодня все внешнеполитические авантюры режима Путина рассчитаны на внутреннюю аудиторию, где усиленно нагнетается патриотическая риторика по всем направлениям. Это нужно для создания эффекта осажденной крепости, когда в социально-экономических проблемах России виноват Запад. А то, что санкции вводились не на пустом месте – кремлевская пропаганда упорно старается этого не замечать, добиваясь того, чтобы граждане России оценивали бы происходящие процессы только так, как это объясняют кремлевские агитаторы с российских каналов, которые просто зомбируют российское общество 24 часа в сутки и ежедневно.

– А у Ирана?

  • Недавно в городах Ирана были митинги, и они возникли не на пустом месте. Иранское руководство свои действия в Сирии объясняет населению похожим образом, как и Россия. Как известно, Иран долгое время находился под санкциями, и эти санкции довели экономику Ирана до ужасного состояния, несмотря на то, что Иран является второй страной в мире по запасам нефти после Саудовской Аравии.

Во времена президента Барака Обамы, а точнее 15 июля 2015 года, страны „шестерки“ заключили сделку по ядерной программе с Ираном, в результате которых санкции должны были частично снять. Иран получил право выхода на мировой рынок и начал продавать нефть, были разморожены многие счета в зарубежных банках. Естественно, население Ирана ожидало быстрого улучшения жизни. Но в этой же ситуации Иран уже был втянут в войну в Сирии, которая тоже требовала больших денег, и с сирийского фронта стали массово приезжать гробы погибших иранцев, которые помогали Башару Асаду остаться у власти.

Нужно понимать, что Иран там воюет более активно, чем Россия, и воюет непосредственно на земле, принося огромные жертвы, и вполне естественно, что все это вылилось в митинги и недовольство и в лозунги, типа: „Нам не нужна Сирия, нам нужна нормальная жизнь в Иране“. Власть в Иране сумела это урегулировать, задавив репрессиями массовое недовольство, в результате чего погибло несколько десятков митингующих. Но это большой сигнал для всех, так как сегодня многие понимают, что в Иране не так все однообразно, точно так же, как и в России. Поэтому 86% поддержки Путина или 90% поддержки клерикального режима в Иране – это фикция, рассчитанная на внутреннюю аудиторию. Напомню, что за несколько месяцев до свержения Саддама Хусейна, в Ираке был проведен референдум, после которого сообщили о 100% поддержке иракского диктатора, а через несколько месяцев, когда его свергали, никто из этих 100% не вышел его защищать.

А в Иране на улицы вышло полмиллиона людей, и преимущественно это была иранская молодежь, которая уже не первый раз демонстрирует свое негодование политикой клерикалов. Напомню, что тогда, в 2009 году, власть не учла возможностей Интернета и социальных сетей и только после завершения событий отключила Facebook и Twitter, которые с тех пор в Иране запрещены. А во время недавних протестов власть прореагировала быстро, отключив сразу же и интернет, и соцсеть Telegram, которой пользуется половина населения Ирана.

Поэтому Иран и Россия в сирийском конфликте, помимо своих внешнеполитических целей и противостояния с Западом, являются тесными союзниками в поддержке режима Башара Асада.

– Как долго это будет продолжаться?

  • Сложно сказать, так как и у Ирана, и у России нет достаточно рычагов, чтобы очень долго держаться в таком противостоянии с США и их союзниками. Как мы видим, США в этой истории совершенно никуда не торопятся. Возможно, США заинтересованы, чтобы Россия и Иран были вовлечены в сирийский конфликт, тратили там средства. Война в Афганистане когда-то требовала от СССР огромных затрат и чем это кончилось, мы уже знаем. А у России наряду с Сирией есть еще конфликт с Украиной, нужно удерживать оккупированный Крым и Донбасс, а денег на все это катастрофически не хватает. Цены на нефть резко упали и не скоро поднимутся, Резервный фонд ликвидирован, санкции давят, тотальная коррупция не дает возможности развиваться другим сегментам российской экономики. Поэтому с точки зрения перспективы, ситуация неразрешенного конфликта в Сирии выгодна Западу. Однако нужно контролировать все эти процессы, чтобы проблемы были локализированы и с этой точки зрения, действия Турция – мне понятны.

Единственное, что вызывает беспокойство – не совсем союзнические отношения по многим тактическим вопросам между США и Турцией, а это две самые большие армии НАТО. Хотя стратегически они будут и дальше вместе, так как у Турции другого пути просто нет.

Да, Турция, Иран и Россия договорились о разграничении зон влияния в Сирии, но это тоже временное явление. Турция заигрывает с Россией из-за поддержки американцами курдов. Напомню, что еще недавно, когда турки сбили российский военный самолет, была жесткая конфронтация между Россией и Турцией. Что же касается взаимоотношений Турции и Ирана, то между этими странами исторически шла борьба за лидерство в этом регионе и это противостояние никуда не денется, так как сунниты и шииты никогда не договорятся. Так уж устроен мусульманский мир. Просто сегодня в Сирии временно их интересы совпали.

– Почему США не активны в регионе?

  • Президент Барак Обама всегда был не активен на внешнеполитическом уровне, стараясь запомниться миру как пацифист, тем более, когда авансом получил Нобелевскую премию мира. Когда к власти в США пришел президент Трамп, то он продолжил эту политику, хотя перед выборами и делал более воинственные заявления. Кроме этого, он хочет остановить сделку с Ираном, потому что считает, что эта сделка политически и экономически не выгодна для США. Но, насколько я понимаю, это у Трампа не выйдет, потому что сделка прошла через Совбез ООН. Поэтому статус-кво, который сейчас в регионе, будет сохранен.

Никто там сильно копья ломать не хочет, Сирии как единого государства уже нет, а никто из вовлеченных в конфликт, свою территорию не отдаст. Россия большего там добиться не сможет, так как одно дело воевать с ополченцами, а другое дело – с регулярной армией Турции, которая является одной из самых мощных в мире. Иран тоже не просто так отправляет своих солдат в Сирию, которые там погибают, чтобы все легко отдать.

Россия не сможет долго поддерживать Башара Асада и продолжать удерживать украинский Донбасс. Рано или поздно Запад заставит Россию вывести свои войска с юго-востока Украины и граница между Украиной и Россией будет восстановлена. Вечно Путин также не будет сидеть в Кремле, поэтому рано или поздно России придется уходить из Сирии и Украины. Как это все будет объяснять российское телевидение – это одно, а в политических реалиях это будет выглядеть по-другому.

Все имеет в этом мире конкретный счет в валюте, а этих денег у России просто не будет, а то что есть – заканчивается. Поэтому США и их союзники все делают медленно, так как, не забывайте, Россия ядерная держава, у которой больше всего в мире ядерного оружия, и никто не хочет резкого хаоса в такой стране. Хаос тоже должен быть регулируемым. Поэтому, к сожалению, в Сирии все не очень скоро успокоится.

„Оливковая ветвь“ войны


Анкара имеет все шансы отмечать маленькую дипломатическую победу.

Турция протянула Сирии „Оливковую ветвь“. Правда, это вовсе не ветвь мира. 

После бомбардировок позиций сирийских курдов из „Отрядов народной самообороны“ (YPG) турецкие войска при поддержке подразделений „Свободной сирийской армии“ начали наземное наступление в направлении города Африн, расположенного на западе Сирийского Курдистана: Анкара пытается вытеснить из этого района курдские вооруженные формирования, контролирующие анклав с 2012 г. Курды отчаянно сопротивляются и призывают сирийскую армию войти в Африн и его окрестности. Дамаск же пока ограничился осуждением турецкого вторжения на сирийскую территорию.

195996

По словам турецкого премьер-министра Бинали Йылдырыма, операция „Оливковая ветвь“ будет проводиться в четыре этапа, и ее конечной целью является создание 30-километровой зоны безопасности вдоль сирийско-турецкой границы в районе Африн. Президент Реджеп Эрдоган, в свою очередь, говорит, что после Африна силовая акция продолжится в другом регионе, контролируемом курдами, — Манбидже. „Мы начнем с Манбиджа, чтобы покончить с этими играми вдоль наших границ, и продолжим, пока регион не будет полностью очищен от этой беды“, — заявил он.

В 2016–2017 гг. турецкая армия при помощи союзников из „Свободной сирийской армии“ уже проводила подобную операцию — „Щит Евфрата“, задачей которой было заставить „Отряды народной самообороны“ перейти на восточный берег реки Евфрат. По словам представителей турецкого руководства, эта операция имела несколько целей. Первая — обеспечить безопасность турецко-сирийской границы. Вторая — добиться того, чтобы „там не было курдов“. Третья — „помешать созданию курдами коридора от Ирака до Средиземного моря“.

Поводом для начала нынешнего вторжения турецкой армии на территорию Сирии стало решение международной коалиции по борьбе с „Исламским государством“, возглавляемой Соединенными Штатами, организовать в долине реки Евфрат на границе с Турцией „силы безопасности“ численностью до 30 тыс. человек. Американские стратеги полагают, что эти подразделения, в составе которых должны быть и курды из „Отрядов народной самообороны“, не допустят возвращения этих территорий под контроль „Исламского государства“.

Подразделения YPG вместе с некоторыми арабскими отрядами входят в „Сирийские демократические силы“ и являются одними из наиболее последовательных борцов с ИГ. Важно отметить, что в Сирии, где все воюют против всех, сирийские курды — союзники режима Асада в борьбе с протурецкой „Свободной сирийской армией“. Но в Анкаре заявляют: курдская партия „Демократический союз“ (PYD) и ее военизированное крыло „Отряды народной самообороны“ — филиалы Рабочей партии Курдистана (РПК). Эта леворадикальная партия турецких курдов уже почти четыре десятилетия ведет на юго-востоке Турции вооруженную борьбу за независимость.

В общем, в Анкаре полагают, что участие YPG в „силах безопасности“ означает не просто усиление позиций сторонников РПК на севере Сирии, превращение ее в лагерь для „апочистов“, наподобие их базы в иракской части гор Кандиль, но и грозит дестабилизацией Турции. Поэтому Реджеп Эрдоган и заявляет, что „Турция задушит эту армию террора до того, как она родится“. А Бинали Йылдырым, в свою очередь, утверждает, что турецкие войска не уйдут из Сирии, пока в районе Африна не будут уничтожены все террористы.

Решение Анкары начать против сирийских курдов военную операцию вызвало у западных союзников Турции раздражение. Главным образом потому, что вторжение Турции на север Сирии может привести к непредсказуемым последствиям и кардинально повлиять на расстановку сил в Сирийском Курдистане. А ведь сирийские курды — наиболее надежные союзники коалиции в борьбе с „Исламским государством“. В мае прошлого года Дональд Трамп, несмотря на недовольство и возражения Анкары, одобрил поставки оружия курдским бойцам из YPG.

После того, как турецкие войска вошли на север Сирии, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу сказал, что считает: будущее отношений Анкары и Вашингтона зависит от дальнейших шагов американской стороны, которая должна выбрать, кого поддерживать в Сирии. При этом глава турецкого внешнеполитического ведомства сообщил, что Анкара предупредила „все заинтересованные стороны“ о своих военных планах.

Да вот только сирийский вопрос — не единственный, определяющий будущее отношений Турции и Соединенных Штатов. Нынче в турецко-американских отношениях хватает раздражителей. Это и судьба исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, проживающего в США, и соблюдение турецкими властями прав человека, и проблемы в сотрудничестве двух стран в сфере безопасности. Поэтому ставка Вашингтона на сирийских курдов в борьбе с „Исламским государством“ — лишь еще один фактор взаимного раздражения в двусторонних отношениях, демонстрирующий, что у Турции и Соединенных Штатов разные интересы в регионе.

В общем, маловероятно, что Вашингтон прислушается к призывам Анкары и изменит свое отношение к сирийским курдам. Хотя, скорее всего, Соединенные Штаты и скорректируют свои планы по созданию „сил безопасности“ в районе сирийско-турецкой границы. Пока же официальный представитель госдепартамента Хизер Науэрт призвала Турцию к деэскалации ситуации в районе Африн, в то же время высказав понимание обеспокоенности Турции по поводу различных террористических организаций, в т.ч. и относительно Рабочей партии Курдистана“.

А вот министр обороны Джеймс Мэттис заявил, что действия Турции против курдского анклава отвлекают от международных усилий, направленных на уничтожение „Исламского государства“, и его боевики могут воспользоваться возобновлением насилия в сирийском регионе Африн. Кроме того, военная операция Анкары может усилить гуманитарный кризис в регионе и других частях Сирии. Этим словами дело и ограничилось.

Впрочем, никто из союзников Турции по НАТО не предпринял решительных действий против турецкой операции. В Берлине, например, лишь с „озабоченностью“ отметили, что военная операция Турции не должна привести к ослаблению борьбы с „Исламским государством“. При этом в федеральном правительстве признали „легитимные интересы безопасности“ их партнера по Североатлантическому альянсу. А вот Нидерланды даже поддержали проведение Анкарой операции „Оливковая ветвь“.

И хотя по инициативе главы МИД Франции Жан-Ива Ле Дриана, потребовавшего прекращения огня, и было созвано экстренное заседание Совета Безопасности ООН, однако обсуждение ситуации не привело ни к каким результатам. И весьма примечательно, что на этом заседании СБ ООН отсутствовала постпред США при ООН Никки Хейли. Возможно, причина подобного снисходительного отношения к „Оливковой ветви“ состоит в том, что страны Запада не хотят лишний раз осложнять отношения с Турцией, подталкивая ее к еще более тесным отношениям с Россией.

Для Анкары важна реакция не только Вашингтона, но и Москвы — одного из основных персонажей сирийской драмы. Россия же заняла мягкую, выжидательную позицию, заявив, что не будет вмешиваться в военную операцию на севере Сирии. При этом российские военные, активно сотрудничающие с сирийскими курдами из „Отрядов народной самообороны“, покинули аэропорт Африн перед началом операции. Курды же заявляют: Москва также несет ответственность за гибель гражданского населения в Африне, поскольку турецкие ВВС наносили удары „с одобрения России“.

Москва ранее уже несколько раз переносила дату проведения Конгресса национального диалога Сирии. Главным образом из-за того, что Анкара возражала против приглашения туда представителей курдской партии „Демократический союз“. А после начала операции „Оливковая ветвь“ представители PYD говорят, что курды склоняются к отказу от участия в сочинской конференции.

Вот почему хотя о военных успехах операции „Оливковая ветвь“ говорить и преждевременно, Анкара, тем не менее, имеет все шансы отмечать маленькую дипломатическую победу

#Владимир Кравченко